Новый день
Магия любви, привороты, отвороты, заговоры, приметы, фен-шуй, значение имени, отношения, психология, гадания, таро, руны и многое другое.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Начальник московского Охранного отделения Сергей Зубатов полагал, что знает ответ на этот вопрос.

Сергей Васильевич Зубатов не принадлежит к числу исторических личностей, хорошо известных широкой публике.

Вместе с тем, его не слишком долгая — 52 года — жизнь была полна таких поворотов, что без труда может стать сюжетом увлекательного исторического романа.

Кривая дорожка

Сын отставного офицера, не достигшего высоких чинов, Сергей Зубатов получил хорошее образование в 5-й московской гимназии.

Курса он, правда, не закончил: увлекся модными тогда нигилистическими идеями, создал ученический кружок, где читали Писарева, Спенсера, Маркса.

Отец, человек вполне благонамеренный, счел, что сын попал в дурную (не в последнюю очередь — в национальном отношении) компанию, и забрал его из предпоследнего класса.

Молодой человек начинает чиновную службу и одновременно ухаживает за Александрой Николаевной Михиной.

Он женится на Михиной в более чем раннем по тогдашним представлениям возрасте (19 лет) и становится вхож в среду революционно настроенных народников середины 1880-х.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Резкий поворот в его биографии происходит в 1886 году.

Зубатова вызывает к себе начальник московской охранки Николай Сергеевич Бердяев, опытный полицейский, сыгравший немаловажную роль в разгроме Исполнительного комитета Народной воли, и хороший психолог.

Перед Зубатовым была поставлена дилемма — высылка из Москвы или работа на охранку.

Соображения семейного благополучия имели значение для его быстрого выбора.

Зубатов в течение как минимум года работал тайным агентом-провокатором.

Счет арестованных при его помощи людей идет на десятки, если не на сотни.

После разоблачения одной из подпольных организаций Зубатов выходит на свет и официально зачисляется в штат в качестве чиновника особых поручений, ответственного за работу с агентурой.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Генерал Спиридович, начинавший жандармскую карьеру в Москве при Зубатове (когда тот уже сменил Бердяева на посту главы московской охранки), напишет в своих воспоминаниях о том, что не жандармерия делала Азефов и Малиновских, имя же им легион, вводя их как своих агентов в революционную среду; нет, жандармерия выбирала лишь их из революционной среды.

Несомненно, одним из ведущих соавторов этого успеха был сам Зубатов.

Объект и проект

В качестве сотрудника, а затем и руководителя Московской охранки Зубатов столкнулся с двумя новыми политическими силами: марксистами-интернационалистами и национальным социалистическим движением.

Зубатов убедился в том, что рабочее движение состоит из двух неравных по численности слоев — руководство, в котором первую скрипку играют радикально настроенные представители интеллигенции, и рядовая масса рабочих, не понимающих теоретических построений социалистов, но идущих за ними в силу стремления улучшить условия труда и жизни.

Идея отрыва рабочих от их руководителей легла в основу чрезвычайно успешной полицейской операции.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Получив благословение московского полицмейстера Дмитрия Трепова и генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, Зубатов энергично принимается за создание рабочих организаций, сосредоточившихся на отстаивании прав трудящихся перед фабрикантами и пропаганде в рабочей среде идеи о том, что только государство является подлинным защитником их интересов.

Результаты за короткое время превзошли все ожидания: подконтрольные полиции организации росли, как грибы после дождя, открывались библиотеки для рабочих, видные ученые читали популярные лекции, социалистическая пропаганда вызывала в фабричной среде враждебное отношение.

После московских успехов опыт был распространен на Минск, Одессу и Петербург.

Зубатов получил повышение и возглавил Особый отдел Департамента полиции.

Казалось, Россия стоит на пороге создания мощного профсоюзного движения, лишенного (по крайней мере, пока) политических требований, лояльного к власти, иммунного к революционной пропаганде.

Но торжествовать победу Сергею Васильевичу было рано.

Нет пророка в своем Отечестве

В 1902 году от руки эсеровского террориста Балмашева погиб министр внутренних дел Сипягин.

Его преемник Вячеслав Константинович Плеве в противоположность Зубатову был глубоко убежден, что никакой угрозы рабочей революции в России не существует, а есть лишь деятельность далекого от народа немногочисленного революционного подполья, которое должно быть обнаружено и уничтожено чисто полицейскими методами.

Эту мысль он всячески отстаивал во время нескольких встреч с Зубатовым.

Полицейский реформатор успел нажить себе врагов во-первых среди фабрикантов, недовольных тем, что полиция поддерживает рабочих, а во-вторых, среди кадровых сотрудников Департамента полиции и Отдельного корпуса жандармов, для которых он оставался выскочкой и чужаком.

Почувствовав это, Зубатов пошел ва-банк, обратившись к министру финансов Сергею Юльевичу Витте, который был наиболее известным противником Плеве.

Плеве действовал быстро: он обвинил подчиненного в разглашении государственной тайны и неправильной политике в отношении созданной им ЕНРП, а также в причастности подконтрольных полиции рабочих организаций к крупной забастовке в Одессе.

Зубатов был уволен и выслан сначала в Москву, а затем под гласный надзор полиции во Владимир.

Тем не менее, зубатовщину ждал еще один взлет.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

Среди отобранных и выпестованных Зубатовым сотрудников был священник Георгий Гапон.

После отставки своего патрона он возглавил Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга, выросшее на базе зубатовской организации.

Гибель Плеве от руки эсера Егора Созонова и назначение министром либерально настроенного П. Д. Святополк-Мирского привела к росту надежд на возможность договориться с властью по вопросам, волновавшим рабочих.

Именно эти надежды и были расстреляны войсками 9 января.

Все ли средства хороши в борьбе с революцией?

После гибели Плеве с Зубатова снимаются все обвинения; по его утверждению, его трижды звали вернуться на службу высокопоставленные лица.

Он откажется, объяснив в письме знаменитому охотнику за провокаторами Владимиру Львовичу Бурцеву, что не хочет заниматься репрессиями.

Все его время теперь занимают попытки реабилитировать себя в глазах общественного мнения.

2 марта 1917 года по новому стилю становится известно об отречении брата Николая II великого князя Михаила.

Февральская революция побеждает.

Комментарии закрыты.